Herby – витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Когда на свет младенца возродит мужчина

- Постой, постой, Анастасия, поясни, что ты имеешь в виду под словами «возродит мужчина»? Мужчина ведь не может рожать. Он физиологически не в состоянии родить.

- Так в этом ведь уловка и заключена. Когда внушили большинству людей, что в родах главное - физиологический процесс, тем самым отстранили отрождения великий дух Отца-Творца. Точнее, Бога- Отца от родов отстранили. Отсутствие Его на женщинах и отразилось болью родовой, впоследствии страданием людским.

- Ты поясни подробнее, какая роль мужчины в родах? И почему его отстранение равносильно отстранению Бога? Отец-мужчина должен принимать у жены своей роды?

- Совсем не обязательно мужчине роды принимать, достаточно и рядом быть, в этом не главное предназначение отца.

- Но в чём же тогда главное предназначенье?

- Чтобы понять, необходимо осознать: утроба материнская питает плоть плода, в ней зачатого от любимого мужчины. Питает плоть, она важна, но ведь не главная она.

Плод реагирует на состояние, на чувства матери и в равной степени на чувства и отца.

Когда муж говорит с беременной женой, плод слов родителей своих не разбирает, не понимает до конца значения произносимых слов, но тонко ощущает чувства родителей своих.

Мужчины иногда в порыве нежных чувств погладить могут у беременной жены живот и, ухо приложив к нему, услышать шевеление ребёнка. Подобные прикосновения приятны женщине, но плод в ней находящийся, казалось бы, физически их ощутить не может, но он их ощущает на уровне неизмеримо большем.

Потоки чувств от матери и от отца к нему идут, он принимает с радостью великой их, с блаженством.

На чувственном уровне и мысли считывает плод. Когда родители в любви, в согласии ребёнка ждут и думают о нём, то, лишь зачавшись, он находится постоянно в энергетическом поле матери и отца, ему оно приятно.

Через ощущения матери и отца ребёнок ощущает окружающее пространство за пределами материнской утробы.

Если отец, находящийся рядом с беременной женой, услышав пенье соловья, ему возрадуется, то плод в утробе матери почувствует и пенье соловья, и отца радость. Родившись, повзрослев, он точно так же, как в утробе, будет радоваться пенью соловья.

Если отец иль мать вдруг испугаются, змею увидев, родившийся малыш тоже пугаться будет при виде змей. В утробе он змею, конечно, не мог сам видеть, но через виденное родителями информация о ней в его храниться будет подсознании всю жизнь.

Когда отец беременной своей жене умело песни будет петь, младенец их, взрослея, запоёт отца не хуже. О звёздах мысленно станет рассуждать отец, родившись, будет проявлять интерес к звёздам чадо их.

- Я тоже слышал о том, что один композитор часто играл своей беременной жене на пианино, при этом всегда повторял сочинённую им полюбившуюся жене мелодию. Но потом композитор расстался со своей женой ещё до рождения сына. Повзрослевшего ребёнка женщина отдала в музыкальную школу. И однажды женщина услышала, как малыш исполнял на пианино мелодию отца. Удивлённая женщина решила, что её сын где-то отыскал старые ноты, ведь эта мелодия не звучала ни на одном концерте, ноты нигде не публиковались. Когда она вошла в комнату, то увидела, что её сын играл вообще без нот. Женщина спросила сына:

- Кто разучил с тобой эту мелодию, сынок?

- Никто, - ответил мальчик, - я просто где-то её слышал, а где, не помню. Она мне нравится. А тебе, мама?

- И мне она очень нравится, - ответила женщина и спросила сына: - но как ты смог запомнить её, ведь в школе ты не сразу даже по нотам начинаешь играть новые произведения?

- Да, не сразу, но эта почему-то запомнилась быстро. Как будто она во мне была. Я её хочу продолжить, хочу добавить в продолжение тона.

Мальчик продолжил мелодию отца, услышанную им в утробе матери. Он, как и отец его, стал композитором.

- Хороший ты пример привёл, Владимир, и он не единичен. Примеров много говорит, что воспитание ребёнка эффективно начинать с утробы материнской.

- И даже чуть-чуть раньше, чем зачатие произойдёт.

- Как это раньше? Раньше зачатия, ведь никого ещё нет?

- Вот ты о телегонии мне говорил, Владимир, о том, что родившийся у женщины ребёнок похож бывает на первого её мужчину, а не на того, с кем материальное зачатие произошло. Это явление как рази говорит о том, что даже не зачатый, а лишь в очереди на зачатие стоящий человек читает информацию отца.

Разве такая очередь существует?

Да. Как только у мужчины с женщиною близость происходит, в пространстве дух рождается, готовый в материальном воплотиться.

- И даже если близость просто так, не для рождения детей была?

- Дух появляется, когда мужчина испытывает удовлетворение.

- Ты имеешь в виду оргазм?

- Мне не нравится это слово, Владимир, за ним неверная о сути информация.

- Ладно, пусть будет удовлетворение. Но ты хоть как-то можешь доказать появление этого духа?

- Сам доказательства, Владимир, ты найдёшь, коль пожелаешь. Ведь одному человеку понятным будет суть этого явления от всего нескольких сказанных слов, другому годы нужно посвятить, примеров множество представить, но и тогда он может не захотеть понять.

- А наука современная хотя бы косвенные может доказательства представить тому, о чём ты говоришь?

- Конечно.

- Какая наука, биология, генетика? Это мне нужно знать, чтобы легче было доказательства искать.

- Ты в физике, Владимир, легко найти их можешь.

- В физике? При чём здесь физика? Ты же о духовном говорила, здесь эзотерика, не физика нужна.

- В физике есть закон о сохранении энергии.

- А при чём здесь этот закон?

- В мужчине в ходе близости с женщиной нарастает необычная по силе энергия, и в определённый момент происходит её выброс. Согласно закону сохранения энергии, она не может просто так бесследно исчезать, но может из одного состояния переходить в другое. В данном случае колоссальная энергия мужчины, её молниеносный выброс и формирует дух.

- Да, убедительно. Но и печально одновременно.

- Это сколько же мужчины сформировали этих духов, так и не получивших своего материального воплощения? Их, наверное, во много раз больше, чем на Земле живущих людей?

- Да, больше многократно.

- Они страдают или остаются ничего не понимающей энергией?

- Они обладают чувствами. Страдания необычайны их.

- А те, кто зачат, сразу начинают чувствовать родителей своих?

- Да, сразу, и в равной степени отца и мать.

За девять месяцев в утробе материнской живущего младенца родители многому могут научить. Урок два раза повторять ему не надо, запоминает он мгновенно на всю жизнь всю информацию, идущую через родителей своих.

Отец, обладающий полноценными знаниями, все девять месяцев словно вынашивает, формирует духовное и интеллектуальное «Я» своего ребёнка.

Именно он, отец, ответственен за высшую составляющую человека, и в этом его роль подобна Богу.

Именно отец рождает духовную составляющую человека. На все девять месяцев отцы должны составлять программу, формирующую дух, характер, интеллект будущего человека.

- Ты говоришь, Анастасия, о программе, об отце, обладающем полноценными знаниями о процессе воспитания своего ребёнка, находящегося в материнской утробе...

- Я говорю не о воспитании отцом ребёнка, а о рождении. Отец не воспитывает, а именно рождает второе нематериальное «Я» своего будущего сына или дочери своей.

- Такого понятия, по-моему, у нас вообще не существует. Наверное, зря не существует. Считается, главная роль отца в рождении ребёнка заканчивается после зачатия. После него отец в лучшем случае помогает по хозяйству беременной жене, обеспечивает её всем необходимым.

К сожалению, так зачастую и происходит.

- А кто в таком случае формирует главную духовную составляющую человека, если отец не понимает своего предназначения? Случайности, иль кто захочет, знающий о ней, свою преследуя при этом цель.

И получается, мужчины, незнакомые с возможностями полного участия в формировании будущего своего ребёнка, начиная с момента его зачатия, потом растят как бы не полностью своих детей?

- К сожалению, нередко так и происходит.

Я, кажется, начал понимать значение сказанного Анастасией и на его фоне весь тупизм нашей жизни. Может быть, все социальные катаклизмы как раз из-за того и происходят, что мы в своём подавляющем большинстве, даже находясь рядом со своими детьми, фактически мало к ним имеем отношения. Мы бросаем их на произвол судьбы, отдаём их кому-то. Но в момент разговора на эту тему с Анастасией не общественные, а личные обстоятельства вызвали во мне грустные, а может быть, и безысходно грустные чувства на всю жизнь. Даже диалог дальше продолжать не хотелось.

- Ты побледнел, Владимир, глаза потухли, почему? - произнесла Анастасия, увидев моё состояние.

- Heт сил об этом больше говорить, Анастасия.

- Примерно знаю я, что произошло сейчас с тобой. Но будет тебе легче, если сам ты сможешь сформулировать причины своей печали.

- А что здесь формулировать, и так всё ясно. Когда я понял всю важность твоей информации о рождении детей, то одновременно понял и то, что я не принимал достаточного участия в рождении своей дочери Полины. Но в то время ни я, ни моя жена не знали, как на самом деле нужно относиться к рождению детей. Но ты знала об этой информации, родила сына, дочь, а я, получается, снова в стороне. Ты знала и, тем не менее, не рассказала своевременно мне, что делать должен отец. Да мало того, я помню, как ты говорила, что я вообще какое-то время не должен видеть своего сына даже после его появления на свет.

- Зачем ты так поступила, Анастасия?

- Да, я говорила так тебе, Владимир. Но ты подумай сам, чему б учить ты сына стал, со мною рядом девять месяцев в тайге живя? Хочешь, подскажу тебе ответ?

- Ну подскажи.

- Ты ведь просил меня в то время оставить полянку родовую в тайге, моё Любви пространство, которое ещё родители мои сформировали. Хотел, чтоб в городе рожала я, в больнице. Потом ты говорил, что сына нашего отдать необходимо в детский сад и школу лучшую, что сделаешь его бизнесменом и он продолжить твоё дело должен будет.

- Ну говорил, я многого тогда не знал. Потом всё же смирился с тем, что ты в городе не можешь или не хочешь жить, но ты всё равно не предложила мне в тайге с тобой остаться.

- А если бы предложила, остался?

- Не знаю, но может, и остался бы.

- И что бы делать стал?

- Как все, какую-то мужскую работу по хозяйству.

- Но ты же знаешь, Владимир, физическая помощь никакая мне не нужна, здесь всё готово к услуженью бескорыстному: и воздух, и вода, и звери, и трава. Я, спрашивая о делах твоих, узнать хотела главное, о чём твои были бы мысли в ожидании сына? Молчишь.

- А ведь они такими, как слова твои, тебя тогдашнего, и оставались.

- И сожалел бы ты, что не удалось меня уговорить жить в городе. Ещё ты план вынашивал, как силой увести меня рожать в больницу. Так? Признайся.

- Ну в общем-то была недолго мысль такая.

- Теперь представь, Владимир, что должен сын наш ощущать при таких мыслях, идущих от отца. К тому же мыслей агрессивных.

- Да, в общем-то понятно мне теперь, нехорошо ему бы было. И всё же грустно от того, что я теперь... Ну как бы получается, что я отец неполноценный. И сына родила ты, дочь, тоже, получается, не совсем полноценными.

- Поверь, Владимир, и не беспокойся, не печально: отец ты полноценный для своих детей. И дети наши получили всё сполна. А сын наш даже немножко перегружен информацией и чувственностью, прадедушка мой Моисей перестарался в этом, собой не совладав однажды.

- Но как же так? Рядом с тобой я не находился, когда ты беременной была, программы никакой не составлял, при родах не присутствовал, детей своих родиться не призывал, и, тем не менее, как ты говоришь, отцом полноценным остался. А перед этим доказала совсем обратное.